Военные живут в будущем уже сегодня

[

Военное дело входит в ограниченный круг профессиональной деятельности, где значимость знания будущего очень высока.

войны будущего

С одной стороны, их высоко технологическое оборудование не только дорого стоит, но и имеет долгий цикл подготовки, проектирования и изготовления. С другой, чтобы эффективно воевать, надо знать своего будущего противника, поскольку все «затачивается» под него.

Э. Маршалл был выходцем из РЭНД, в 1973 перешел в Пентагон, возглавив отдел стратегических оценок, который покинул в 2015 [1]. Там Маршалл возглавлял отдел стратегических оценок. Он жив и сегодня в свои 96 лет. Ему приписывают переориентацию Пентагона на Китай как на потенциального врага, хотя он считает, что это было сделано слишком поздно.

Его еще описывают так: «это ролевая модель для тех в Пентагоне, кто верил, что инновационное и стратегическое мышление так же важны, если не больше, чем вооружение, личный состав и традиционные подходы к войне» [2]. Это важная идея, что мозги должны идти впереди любого процесса.

Сегодня американские военные разрабатывают сферы, которые терминологически обозначаются как «упреждающая разведка», которая должна работать с будущими угрозами [3-4] или «упреждающее управление», готовое встретить во всеоружии проблемы, которые лишь приближаются [5-7]. Но скорость приближения этих проблем так велика, как и их глубина, что без предварительной подготовки их невозможно разрешить.

Значимым является еще одно его замечание, что его командование не будет преувеличивать роль материального за счет нематериального, поскольку нет технологий, которые поменяют все правила игры. Есть только комбинации концепций, технологий и организаций, которые могут менять правила игры.

Интересно при этом, что это командование разместили в трех крупных городах, чтобы облегчить привлечение гражданских экспертов. Военные не носят формы и обращаются друг к другу по имени, а не по званию. Это командование призвано преодолеть сопротивление к инновациям в армии [17-19]. При этом сохраняются военная направленность, поскольку подчеркивается, что тут не занимаются исследованиями, а разрабатывают новые боевые возможности. Но в принципе перед нами определенный синтез фантастики и реальности, который до этого присутствовал лишь в телесериалах.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Жизнь ради лайков

Такое переключение между фантастикой и реальностью назвали креативной визуализацией [20]. Дизайнеры айфонов и киндл ссылаются на фантастику как точку отсчета. Boeing, Nike, Ford и Intel нанимают предприятия, которые занимаются такого рода разработками продукта. Таким образом фантастика как бы «перекачивается» из будущего в настоящее.

Характерной приметой сегодняшнего дня является пересечение военных и гражданских методов воздействия, чему ярким примером являются гибридные войны. Это связано с тем, что достаточно часто мирные жители противника, а не его военные силы служат объектом воздействия. По этой причине именно инструментарий когнитивной войны, который не уничтожает тела, а трансформирует разум находится в центре интересов гибридной войны, поскольку позволяет менять восприятие событий, делая из солдат с автоматами, например, «зеленых человечков».

Британская SCL Group, работая по военным контрактам, в то же время занималась выборами в разных точках земного шара [21]. SCL расшифровуется как Лаборатория стратегических коммуникацией. Например, они приводят к победе Р. Дуерте на Филиппинах в 2016 г. [22]. Методологически они делают акцент, как и вся британская школа информационных операций, на конечной цели в виде изменения поведения. Во время выборов Дуерте его команда подавала кандидата как доброго и достойного уважения. SCL увидела по своим опросам, что избиратели хотят жесткого и решительного президента. Они сделали ребрендинг Дуерте, чтобы подать его как сильного, человека действия, способного побороть криминал, что соответствовало подлинным ценностям избирателей.

Кстати, у SCL Group было две структуры полузакрытого типа: сами Лаборатории стратегических коммуникаций и Институт бихевиористской динамики. И следует признать, что и тогда в эпоху до Cambridge Analytica их публикации отличались двумя особенностями: четкой практической ориентацией в формулировках задач и ориентацией на работу с массовым, а не индивидуальным сознанием.

В интервью с К. Уайли, главным по бихевиористскому таргетингу в Cambridge Analytica, через год после скандала звучит следующее его мнение об Александре Никсе, работавшим в этих двух структурах: «Одна из вещей, которую я понял об Александре Никсе, состоит в том, что он родился не в том столетии. Он является типажом человека, который был бы идеальным во время расцвета британской империи, чтобы стать губернатором колонии, поскольку из того статуса и класса, окончил, например, Итон и под. Тем самым новая земля интернета стала прекрасной средой для таких, как Никс. Ведь там нет правил. Ты можешь делать то, что хочешь. Ты входишь и используешь людей как ресурс» [23].

Сегодня военные должны готовиться к нового типа вызовам. Например, РЭНД анализирует последствия скорости изменений для безопасности [24]. Новые технологии станут такими же обычными, как мобильный телефон в 2040 г. Однако телефону понадобилось 85 лет, чтобы стать обычной частью дома, цветному телевизору — 21 год, смартфону — 13 лет. Сложностью было создание инфраструктуры, например, подключить каждый дом к телефонной линии. В цифровом мире на такое время не требуется.

Одновременно мы слабо прогнозируем негативные последствия технологий. Сейчас в центре внимания оказался Фейсбук, но смартфоны также несут существенные изменения [25]. Идет определенное разрушение прошлого типажа человека.

Возможности гражданских технологий начинают влиять на военные действия. Так сугубо гражданские социальные медиа стали влиять на поле битвы [26]. Военное превосходство никак не помогает в формировании общественного восприятия и нарративов войны. Как формулирует это военные: война слов может быть важнее войны пуль. По этой причине сугубо гражданские понятия типа нарратива или информации сегодня становятся оружием [27-29]. И это делает когнитивные войны не только возможными, но и неизбежными.

Будущее будет приносить совершенно неожиданные повороты. Тут будет все время существовать перетекание нового из гражданского сектора в военный, и наоборот. О будущем, например, говорит специалист по работе с люксовыми брендами в соцсетях: «Однажды технология создаст такой тип системы, которая позволит вам интеллектуально предсказать, что будет следующим типом покупки потребителя. И это будет великое время» [30]. То есть речь идет не о том, что сегодня хочет потребитель, а о том, что он полюбит завтра. В результате более управляемым становится не только настоящее, но и будущее.

Как видим, мир готов к рывку в самых разных областях: от военного дела до продажи люксовых товаров. И этот скачок технологий принесет нам в результате совершенно новую среду обитания, войны и новые виды коммуникаций.

Литература

  1. Weinberger S. The Return of the Pentagon’s Yoda
  2. Mehta A. 30 Years: Andrew Marshall — Strategic Adviser
  3. Anticipatory Intelligence
  4. National Intelligence Strategy of the United States of America 2019
  5. Fuerth L. Anticipatory Governance Practical Upgrade. — Washington, 2012
  6. Fuerth L. Operationalizing Anticipatory Governance
  7. Interview with Leon Fuerth
  8. McInnes C. #SciFi, #AI, and the Future of War: Terminator 3: Rise of the Machines
  9. Сavanaugh M.L. Can science fiction help us prepare for 21st-century warfare?
  10. Future Warfare
  11. Myers M. Army to base new Futures Command in major city, blend tech and academic cultures
  12. Myers M. New carbine, night vision goggles on the fast track under Army’s new modernization command
  13. United States Army Futures Command
  14. Murray J. US Army Futures Command chief: How the new command will change the service
  15. Army Futures Command
  16. Long J. Four problems army future command needs to solve
  17. Overview: Army Futures Command
  18. Freedberg S.J. Jr. Army R&D Chief: ‘I Don’t Think We Went Far Enough’ — But Futures Command Can
  19. Herrera S. a.o. At The New Army Futures Command, Soldiers Loosen Up As They Search For Innovation
  20. Serpell N. When science fiction comes true
  21. SCL Group
  22. Robles R. How Cambridge Analytica’s parent company helped ‘man of action’ Rodrigo Duterte win the 2016 Philippines election
  23. Cadwalladr C. Cambridge Analytica a year on: ‘a lesson in institutional failure’
  24. What the speed of life means for security and society
  25. Резник Б. Правда ли, что смартфоны уничтожили целое поколение. Этого мы не знаем
  26. Patrikarakos D. Israel is losing the social media war
  27. Waltzman R. The Weaponization of Information. The Need for Cognitive Security
  28. Allenby B. a.o. Weaponized Narrative: the new battlespace
  29. Allenby B White Paper on Weaponized Narrative June 2017
  30. Thomas D. She Takes What You’ve Told Facebook and Sells It to a Luxury Brand
]