Похожие посты:

Как иррационалу организовать продуктивный рабочий день

В юности я часто попадала в одну и ту же неловкую ситуацию. Представьте: субботним вечером прогуливаемся мы с приятным молодым человеком, и всё вроде бы хорошо, но тут происходит ужасное...

Он берёт меня за руку и говорит: «Давай в следующий раз встретимся в четверг, часов в пять?» У меня начинается паника: ну как можно планировать какую-то несчастную прогулку аж на неделю вперёд?

Ведь в мире и так полным-полно фиксированных событий, которые от нас не зависят: графики учёбы и работы, расписание различных учреждений, время восходов и закатов, в конце концов! Да, вполне вероятно, что в четверг получится встретиться. Но возможно, что и нет. Может быть, к четвергу у меня появятся более важные дела, или просто захочется посидеть дома с книжкой, вместо того чтобы куда-то идти.

Юношей всё это порядком раздражало, а сама я начинала подозревать, что «со мной что-то не так». Мне пришлось ещё несколько лет (по большей части, безуспешно) бороться со своей «странностью», прежде чем выяснилось, что я — просто-напросто иррационал. С тех самых пор вопрос организации продуктивной жизни иррационала остаётся для меня неизменно актуальным. Частично я уже затрагивала эту тему в статье «Фриланс для неорганизованных» и сегодня хочу её продолжить.

Для начала давайте разберемся, кто такие иррационалы и кого можно отнести к этой прекрасной, но непростой категории.

Считается, что впервые типологию по шкале «рациональность-иррациональность» ввёл Карл Юнг. В настоящее время можно найти много разных определений этого термина, как в серьёзной психологической литературе, так и в многочисленных интернет-статьях. Здесь же я хочу привести объяснение, которое в своё время услышала от университетского преподавателя. Оно совсем не научное, но, на мой взгляд, очень простое и понятное.

Источник: Flickr.com

Важно иметь в виду, что иррациональность — это психологическая характеристика, которая ни в коем случае не является синонимом неорганизованности или, тем более, нелогичного мышления. Утверждать, что все иррационалы — ленивые, вечно опаздывающие и безответственные люди с отсутствием логики, было бы в корне неверно.

Главная особенность иррационального мышления, важная с точки зрения тайм-менеджмента, — быстрое переключение внимания, которое, в свою очередь, обуславливает нестабильную производительность и, при отсутствии должного самоконтроля, создает проблемы с концентрацией.

Я вывела три простых принципа, которые помогают мне продуктивно организовывать свой рабочий день с учётом иррациональных особенностей.

1. Необходимое разнообразие

Иногда я сама попадаюсь в эту ловушку. Я представляю себе идеальный день, когда восемь часов кряду буду работать над каким-нибудь «великим делом». Чёрта с два. Анализ дней, посвящённых одному приоритету, показал, что фактически над «великим делом» я работаю примерно столько же, сколько и в обычные дни, когда помимо него я выполняю кучу других задач.

«Великое дело» занимает ровно столько времени, сколько мозг способен обрабатывать его на максимальной мощности. Попытки заставить себя работать на спаде мозговой активности выливаются в напрасно потраченное время и сомнительные результаты, которые, в итоге, всё равно придётся переделывать. (Примеры из серии «завтра сдавать диплом, а у меня конь не валялся» в расчёт не беру, поскольку считаю такие ситуации крайне нездоровыми и старательно отучаю себя от подобного).

Единственный случай, когда получается посвятить целый день одному делу, — это работа вовсе не над чем-то великим, а, наоборот, над достаточно нудной рутинной задачей, не требующей какого-то нестандартного подхода и творческих способностей. Вот здесь действительно можно «закусить удила» и целый день заниматься неприятной задачей, чтобы выполнить план на месяц вперёд и в ближайшее время о ней вообще не вспоминать.

Например, рационал может запланировать учить по одному экзаменационному билету в час и более-менее придерживаться этого графика. Иррационал же, с большой долей вероятности, выучит за первый час три билета, а потом ещё два часа будет думать о судьбах человечества, готовить кулинарный шедевр, болтать по телефону — в общем, заниматься чем угодно, кроме подготовки к экзамену. И причина вовсе не в лени или неорганизованности, просто так работает иррациональный мозг: он быстро включается в работу, быстро разгоняется и достигает пика производительности, но спустя какое-то время он точно так же быстро теряет интерес.

Знание и признание этой особенности — первый шаг на пути повышения продуктивности иррационала. Пока мы стараемся загнать себя в рамки «нормы», получается только хуже: мы теряем огромное количество времени в непродуктивных метаниях, терзаниях и прокрастинации.

Вообще, разнообразие для иррационала имеет большое значение не только во внутредневном разрезе, но и в рамках всей жизни. Поскольку каждая крупица новой информации заставляет иррациональный мозг заново пересматривать картину миру, иррационалы, как правило, генерируют больше идей, имеют более широкий круг интересов и стремятся реализоваться в большем количестве областей (по сравнению с рационалами). Когда иррационал на протяжении длительного времени упирается только в одну сферу (что, казалось бы, «правильно»), он неизбежно сталкивается с чувством неудовлетворённости и нереализованности, поскольку другие области его интересов оказываются заброшенными.

2. Контроль над раздражителями

Именно потому, что фокус внимания иррационального мозга крайне подвижен, иррационалам важно соблюдать самодисциплину. Например, когда я пишу статьи, часто возникает необходимость проверить какой-нибудь факт — правильно ли я написала фамилию учёного, верно ли указала его должность и место работы, не переврала ли что-нибудь, пересказывая его теорию...

Так вот, как только я добираюсь до места, которое нуждается проверки, возникает очень сильное желание сделать это немедленно. И в такие моменты я практически в буквальном смысле бью себя по рукам. Ведь я знаю, что как только откроется браузер, моё внимание начнёт перескакивать с одной ссылки на другую. Нужную информацию я уточню за пятнадцать секунд, но тут же объявится ещё что-нибудь интересное. В результате, вместо того чтобы дописывать статью о самоорганизации, я два часа проведу, читая об устройстве какого-нибудь самолёта, например.

После того как я сознательно начала работать над этим и стала запрещать себе отвлекаться во время работы, моя концентрация на задачах в принципе улучшилась. Например, если теперь во время чтения книги (то есть во время отдыха, а не работы — это важно) меня посещает какая-то мысль, которую нужно срочно проверить в Интернете, я спокойно открываю браузер, читаю то, что нужно, и закрываю его. Раньше в подобной ситуации я могла бы перечитать весь Интернет.

Конечно, многое зависит от специфики деятельности. Я знаю, что есть работы, требующие постоянно быть онлайн и мгновенно отвечать на любое сообщение. Я сама несколько лет работала по такому принципу и успела оценить все аспекты. Самое поразительное — что подобные системы изначально позиционируются как высокопродуктивные, хотя на практике эффективность работников только снижается, когда их постоянно дёргают.

3. Гибкая организация дня

О своей неравномерной производительности я знала с самого детства. Во времена учёбы в школе, университете или полноценной рабочей недели наблюдалась всё время одна и та же закономерность.

Будь то работа с цифрами и анализом данных, творческие задачи или запоминание нового материала — в это время всё удаётся лучше всего. После полудня начинается спад мозговой активности. В это время хорошо выполняются рутинные задачи, но каких-то выдающихся креативных решений в этот период лучше от себя не ждать. Второй пик мозговой активности начинается ближе к вечеру, примерно часа в три-четыре.

Кстати, совсем недавно я узнала, что мои биоритмы — никакие не особенные, а вполне стандартные для среднестатистического человека, просто далеко не все их так отчётливо замечают. Так вот, если бы мне было нужно придумать себе идеальный восьмичасовой рабочий день, моё расписание было бы следующим:

  • 8-12 работа,
  • 12-16 обед и продуктивный отдых (прогулки, спорт, чтение),
  • 16-20 работа.

Я не всегда живу по такому расписанию, в первую очередь, потому что необходимо координировать свою жизнь и работу с другими людьми. Тем не менее, если вдруг посреди дня у меня появится желание и возможность прогуляться, я сделаю это без зазрения совести, ведь это будет действительно оптимальным времяпрепровождением, которое только улучшит эффективность ближе к вечеру.

Может сложиться впечатление, что подстроиться под свою иррациональность (обеспечить разнообразие занятий, избавиться от отвлекающих раздражителей, совместить рабочие часы с периодами максимальной эффективности) могут только люди со свободным графиком. На самом деле, понимание того, как функционирует ваш мозг, может помочь даже в условиях стандартной офисной недели.

Работая в офисе, я всеми силами старалась начинать свой рабочий день как можно раньше. Таким образом, я увеличивала период максимальной эффективности на работе, и, разогнавшись с утра, было легче поддерживать заданный темп после обеда, когда мозговая активность естественным образом снижалась. Судя по всему, коллеги не замечали разницы в моей продуктивности, но для меня это было очевидно: насколько быстро мозг «летает», когда я прихожу на работу в 7-30, и с каким «скрипом» работает, когда я начинаю с 10-00.

Вообще, я не согласна с распространённым мнением, что для иррационала идеально быть свободным художником, который сам решает, когда ему вставать и ложиться, когда работать и отдыхать и т.д. Это не так, поверьте иррационалу.

Слишком много свободы в большинстве случаев — ничем не лучше её полного отсутствия. Чем больше в жизни неопределённости, тем больше вариантов развития событий придумывает наш мозг. Учитывая, что иррациональный мозг и без того находится в беспрерывном процессе генерации новых целей, желаний и планов, злоупотреблять этим опасно. Можно доиграться до того, что все идеи вступят в противоречие друг с другом, и мы окажемся в полном ступоре и «здравствуй, прокрастинация».

Попробуй выбрать из множества доступных вариантов тот, что будет оптимальным...

Гораздо более продуктивным я считаю формат комбинированной работы.

Это может быть стандартная офисная 40-часовая рабочая неделя, но с элементами гибкого графика. То есть, когда вам не обязательно приходить жёстко к 9 утра каждый день. При желании можно придти в 8 или 10 и уйти домой, соответственно, на час раньше или позже. Либо, когда во время аврала вы задерживаетесь, а во времена относительного затишья отгуливаете переработки и уходите пораньше.

Большим бонусом для иррационала будет возможность хотя бы иногда работать удалённо (из дома или, может быть, какого-нибудь милого европейского городка). Также, учитывая, что у каждого иррационала помимо работы есть ещё «драмкружок, кружок по фото, а мне ещё и петь охота...», лучше выбирать компании с эффективной организацией рабочих процессов и учётом рабочего времени. Работая круглыми сутками на износ, иррационал не только подорвёт здоровье (точно так же, как и рационал), но к тому же будет очень сильно опечален, что «кружок по фото» и все прочие пришлось бросить. Отсюда начинаются все страдания в стиле «а тем ли я занимаюсь?», «жизнь проходит…» и т.д.

Другой вариант — это комбинирование двух (или более) работ. Например, 20 часов в неделю вы работаете в офисе, что обеспечивает вам предсказуемый доход и возможность закрыть, так сказать, базовые потребности. А в оставшееся время занимаетесь чем-нибудь творческим — пишете тексты, оформляете свадьбы, играете в театре, рисуете картины, работаете над диссертацией и т.д.

Для стопроцентного свободного художника, этот вариант будет успешен только при продвинутом уровне самоорганизации и дисциплины. И даже если вы обладаете этими выдающимися качествами, не мешает создавать себе подспорье. Назначайте встречи с клиентами, партнёрами или просто друзьями, записывайтесь на курсы или тренировки, которые проходят по чёткому расписанию, и т.д. — такие «рёбра жёсткости» помогут, с одной стороны, сохранить достаточно пространства для свободы и творчества, а с другой — не утонуть в море собственных гениальных идей.