Похожие посты:

< div class="col-md-7 px-5 mr-4" style="background-color:#ffffff">

Избавляемся от беспокойств. Быстро. Недорого. С песней.

Незадолго до Нового года случилась у Матильды депрессия. Не такая, чтоб прям, вот, совсем «все пропало» или «выхода нет», а так, в легкую: «Что воля, что неволя — все равно».

Звонит и с интонациями Песни Сольвейг рассказывает мне о том, что «замкнутый круг», что «запарка везде», что «работа поглотила», что «с отношениями — не пойми что».

Да и вообще: куда не копни — сплошная печаль…

Конечно ж, слушаю. Самокопание в малых дозах некоторым бывает полезно. Только, когда копальщик неутомим и лопата его остра, раскопки эти оперативно сворачиваю, а то потом откапывать-то кому?

Как-то раз был в моей жизни непростой момент, ничего не доставляло радости. И вдруг во время утренних суетных сборов включаю телевизор и первое, что слышу, это — Песня.
Источник фото: unsplash.com

Вот и сейчас…

— Ты откуда в эфир вышла? — приостановив ее монолог, спрашиваю я.

Ее звонок застал меня практически на пороге и больше, чем на полчаса задержаться с выходом я уже не могла. Но она ж своя. А мы своих-то не бросаем…

— В кофейне рядом с офисом сижу… Вышла вот, тебе позвонить.

Я сразу так и представила: сидит наша Мотя — успешная, красивая, стильная, в центре большого города, в мерцающей рождественскими огоньками Европе и…

Страдает.

И что прикажете делать? У меня — полчаса. У нее не больше, ведь точно — перерыв свой под наш разговор отвела. И тут родилась идея!

— Слушай, если найдешь оперативно ручки разноцветные и листок и выполнишь быстро-быстро одно мое задание, то в качестве ответа на все твои вопросы я песню тебе спою. Хорошую.

— Песню?.. Ты?

Интересно. Чего так удивляться. Да, песню. Да, я.

Кстати, небольшое лирическое отступление.

Эта Песня…

Она преследует меня.

Не знаю, когда это началось, но заметила я лет десять назад. В свой день рождения.

Непростой тогда момент был в моей жизни. И даже день рождения ни радости, ни оптимизма как-то не прибавлял. В утренних суетных сборах включаю однажды телевизор и первое, что слышу, это — Песня.

Я слышала ее до этого сто-пятьсот раз и еще сто-пятьсот раз распевала в разных компаниях под гитару и под настроение. Она мне всегда нравилась и музыкой, и текстом. Но в тот момент я ее вдруг услышала!

Что удивительно, с того самого дня она все время где-то рядом: как напоминание, как послание, как подсказка.

С того самого дня рождения она почти каждый день (а то и по несколько раз за день!) меня находит, догоняет. Бывает, в самых неожиданных местах и обстоятельствах.

Вот этой Песней я и собралась поделиться с загрустившей было в новогодние праздники Матильдой.

Она тем временем где-то раздобыла несколько цветных карандашей и запаслась салфетками:

— Да! Готова, давай твое задание.

Кстати, да…

Если хотите, чтобы и вам спела или, если у вас тоже есть беспокоящие беспокойства, то: несколько разноцветных ручек, листок и — вперед!

Я буду тоже рисунки выкладывать для понятности.

Только вы не срисовывайте, а рисуйте свое, следуя за заданиями.

— Рисуй линию…

— Если бы тебя попросили на этой линии обозначить маршрут твоего движения, откуда и куда ты идешь, как бы ты стрелкой это показала?

— Теперь поставь точку посредине и в этой точке нарисуй человечка-себя…

— Правильно ли я понимаю, что слева на твоем рисунке — пройденный путь, твое прошлое. А справа — следующий твой день, твое завтра, твое будущее?

— Да, — говорит увлекшаяся рисованием Матильда, — конечно, прошлое позади, будущее впереди.

— Так, продолжаем разговор… Пусть твой человечек сейчас оглянется в прошлое, и ты вместе с ним. Рассмотри его. Много там всего, хорошего и разного, в этом прошлом, правда? Да и отрезок пройденного пути подлиннее и поизвилистей может быть, это же понятно. Так что, если хочешь, дорисуй…

— Скажи-ка, друг мой Мотя, глядя только на это свое «прошлое», что ты можешь сейчас, в этот момент, там сделать? Ты мне столько рассказала: и про чувство вины за какие-то свои действия, и про переживания за случившееся, и про обиды за чьи-то поступки… Вопрос мой конкретный: что ты можешь там сделать? Какие действия там, в прошлом, можешь ты сейчас предпринять?

— Ир, ну никаких… Какие действия… Там уже все сделано. Я просто оглядываюсь туда и вспоминаю все время, думаю, переживаю и грущу…

— То есть: «Сделать ничего не могу, изменить ничего не могу, а могу только мысли гонять», так?

— Ну, так.

— И пока ты «гоняешь мысли», тот результат, который ты уже получила там, в прошлом, он никак не меняется.

— А как он поменяется? Он же в проооошлом! — прозвучало в трубке с узнаваемой интонацией: «Кто ж его посадит? Он же памятнииик!»

— Ага, то есть ты фигней занимаешься, когда вдруг погружаешься в прошлое и начинаешь бродить там своими мыслями. Хотя, как мы сейчас определили, ничего уже поменять ты там не в силах. Погуляешь, разбередишь, нацепляешь на себя эмоций всяких зубодробительных и сидишь такая, вся в соплях: жалеешь, переживаешь (слово-то какое!), печалишься.

— Ну, да…

— А между тем, прошлое-то — оно уже там, за спиной осталось. И когда ты в новом своем дне просыпаешься, чтоб идти вперед, а вместо этого уходишь мыслями куда-то туда, в свое вчера… То, получается ты живешь этот день, глазами назад. Представь, такая красотка: управляешь машиной глазами назад, общаешься с людьми глазами назад, на работе весь день — глазами назад… Если бы сейчас рядом была, я тебе предложила бы походить спиной вперед, чтоб ты ощущение «глазами назад» прочувствовать на себе смогла. Как думаешь, что это за ощущение?

— Страшно. Неуверенно. Дорогу не вижу. Я закрыта… Я вся в прошлом…

— …В котором точно никаких действий предпринять не могу, — продолжила за нее я.

— Да. Пустое.

— Предлагаю сейчас: рассмотри свое прошлое. Прям вот всмотрись в эту извилистую линию, которую нарисовала. Ведь разные моменты в жизни были. Яркие и тусклые, белые и черные, солнечные желтые и искрящиеся голубые, красные, зеленые… Раз-ны-е! Какие там у тебя цвета есть? Раскрась эту линию с самого начала и до точки, в которой стоит человечек. Ты сама прочувствуешь, в каком месте, какой цвет тебе отзовется. Только не избегай темных цветов, не замалчивай «черные полосы», они тоже — часть пройденного пути. Там, где было больно, там, где что-то с печалью вспоминается, о чем переживаешь — помечай! Если нет черного цвета — придумай, как эти места обозначить, чтоб не упустить их из вида.

Матильда — девушка творческая, и больше всего я опасалась, что она так увлечется рисованием, что потеряет фокус начатого ей же разговора.

Мне-то по телефону было не отследить — что там у нее в этом кафе происходит. Но она — наш человек! — через пару минут сообщает: «Готово!».

— Раскрасила! Как красиво у меня получилось. Сейчас тебе фотку пришлю. Ярко! Разноцветно! С цветочками. Черное тоже есть! Но ты знаешь, как-то и черное… Вписалось, что ли… Как пустая земля…

«Ух, спасибо, Мотя, за такой подарок! За эту метафору» — подумала я про себя, а вслух сказала:

— Теперь вот только на черные места посмотри… Ты же все их помнишь, раз обозначила? Предлагаю, на твоем рисунке считать эти места черноземом: такими вспаханными, взрыхленными участками земли из которых уже что-то выросло или вот-вот прорастет… Тебе видней. Посмотри только на эту черноту. Ведь те события что-то тебе дали, чему-то научили, какие-то выводы подарили. Бери карандаши и сама решай что и какого цвета ты на этой земле хочешь нарисовать. Только без надобности черный цвет не закрашивай. Он есть. Сама же сказала — это земля.

Она опять на пару минут умолкла. В трубке чуть слышно шуршала музыка, доносился гомон кафе в тысячах километров от меня.

— Готово! — Матильда сегодня просто шла на рекорд. — Ты знаешь, я пока рисовала, вдруг поняла, что каждая «чернота» мне что-то все же подарила. У меня тут такие цветы, такие заросли на всем этом черноземе образовались. Круууть!

— Если сейчас посмотришь на этот извилистый путь, который остался позади — какие эмоции вызывает?

— Ну, разное бывало, да… Совсем тяжко было иногда. Но ты знаешь, вот сейчас я как-то спокойно на все это смотрю. И черноту ведь вижу! Но спокойна… Не хочется больше там зависать. Хочется уже вперед развернуться.

— Так, разворачивайся! Теперь из точки, где стоишь, смотри в свое будущее. Что ты там можешь сделать? Какие действия там можешь предпринять?

— Ответ опять: никаких. О будущем я тоже могу только думать…

Мысли гонять.

Ну, да... Планировать.

— Так, секундочку. Давай закрепим. Планировать — это «что делать», это — действие. А действовать ты можешь только в настоящем. Думать о будущем, представлять его, планировать и все остальные действия по отношению к будущему ты можешь предпринимать только в настоящем моменте. В настоящем моменте будущего нет, от него есть только твои мысли. То есть мысли о том, чего еще нет…

— И есть мои воспоминания о прошлом, то есть о том, чего уже нет, — подхватила сообразительная Матильда.

— Вот-вот… Пока ты «гоняешь мысли» — хоть о прошлом, хоть о будущем, — ничего не происходит, ничего не меняется… Просто будоражишь эмоции. И потом вот с этими взбудораженными эмоциями — не знаешь куда податься.

— Чего это — не знаю? Знаю! Тебе вот звоню. — голос Матильды уже поменял тональность, — Да, а ты же мне, кстати, еще песню обещала. И где?

— Будет тебе песня. Давай теперь с настоящим разберемся. Это же единственный момент, где ты можешь действовать! Мгновение. Шаг. И с каждым шагом будущее плавно переходит в прошлое… Чем наполнен этот момент, тем и наполнена жизнь. Там за твоей спиной никто и ничего тебе не насажал, не вскопал, не засеял. Там — результаты только твоих действий. Важно уловить момент шага. Момент, в котором ты можешь действовать! Вопрос: и где твоя жизнь?

— Здесь… — прошептала в трубку Мотя. — Вот в этом мгновении…

И я представила, как она сейчас там, за столиком в кафе сидит и держит палец на разрисованной салфетке в той точке, которую для себя только что обозначила, как Жизнь.

А теперь — Песня!

Песня, в которой для меня гениально все: и слова Леонида Дербенева, и музыка Александра Зацепина.

Вы ее прекрасно знаете, а потому предлагаю петь сейчас вместе. Только напевая, смотрите на свой рисунок. Он как раз про это.